THE TSUKANOV ART COLLECTION

 
 

ТРИ ПОВЕРХНОСТИ

ХУДОЖНИК:БУЛАТОВ ЭРИК
ГОД:1965
РАЗМЕР:94х74
ТЕХНИКА:Холст, масло

O КАРТИНЕ:

В 1963 году Эрик Булатов начал подписывать свои работы. Это был первый шаг на самостоятельном творческом пути, последовавшим за периодом освоения опыта, полученного от Роберта Фалька и Владимира Фаворского. В картинах начала 1960-х годов, к которым относится произведение "Три поверхности", Булатов исследовал поверхность предметов на картинной плоскости. Картина была для него не просто совокупностью изобразительных средств, а «живым организмом», в диалоге с которым художник мог осознать окружающую его реальность. В это время Булатов воспринимал мир как «бесконечное количество поверхностей». Художник открыл для себя, что любой предмет состоит из поверхностей, сменяющих одна другую: «Вскрывая одну поверхность, мы всегда упираемся в другую; но что-то движет нами увидеть то, что находится за каждой из них, как будто внутри скрывается причина существования этих поверхностей.» Даже небо для Булатова представлялось как купол, свод, то есть поверхность чего-то.

В картине "Три Поверхности" несколько форм наслаиваются друг на друга и движутся на нас. В геометрическом центре абстрактной композиции мы различаем две формы – белую и фиолетовую, размещенные на еще одной белой, неравномерно прямоугольной форме. Три угла прямоугольника упираются в края холста, в то время как фон цвета охры, на котором расположены эти три формы, обрамляет изображение со всех четырех сторон. Цвета выполнены в технике киароскуро с целью создать видимость освещенных и затемненных участков, таким образом формируя иллюзию объема и трехмерного пространства. Поэтому мы воспринимаем всю композицию как натюрморт. На самом деле, изображенные объекты представляют собой несколько листов бумаги, частично разорванных, скомканных и распределенных по плоскости. Чтобы сконцентрироваться более на изображении относительно плоских поверхностей, чем на глубоком, отдаляющемся пространстве, художник выбирает вид сверху, вместо представления изображенных предметов со стороны.

Создается впечатление, что эти листы живут своей жизнью, что что-то ими движет изнутри. Но причина этого движения нам непонятна и не видна, поскольку она находится по ту сторону поверхности. Мы видим лишь соотношения поверхностей, которые возникают в результате этих невидимых процессов. Подобная метаморфоза, как на картине Три поверхности, может произойти с любыми предметами, если мы будем пристально смотреть на них, выделяя из общей массы предметов. Фиксируя наш взгляд на одном из них, мы придаем ему особый, индивидуальный характер: все остальное приобретает второстепенное значение. Так же мы концентрируем внимание на белой и фиолетовой формах, которые выделяются на плоской поверхности цвета охры, отличаясь от всего остального вокруг. Сам фон хоть и является вибрирующей поверхностью, но скорее растворяется под набухающими поверхностями листов. Эти листы бумаги – в первую очередь предметы, имеющие поверхность, которая отделяет их от окружающего бесконечного пространства. В то же время, они имеют собственный объем, также содержащий фрагменты пространства.

Уже в этой работе проявляются размышления художника о пространстве, которое станет в дальнейшем одним из основных элементов его работ. Но в этой картине оно проявляется в связи с необходимостью исследования поверхности. Оказывается, поверхность нуждается в пространстве, чтобы не остаться безжизненной плоскостью. В картине происходит преобразование двухмерной плоскости в трехмерное изображение. Иллюзия пространства создает рельеф, движущийся на нас: изображение направлено не вглубь картинного пространства, а выворачивается на зрителя, стремясь отделиться от плоскости.

Соотношение предмета с пространством, исследуемое художником в этой картине, обусловлено самим процессом возникновения предмета. В период создания картины "Три поверхности" Эрик Булатов пытался изложить в статье «Начало» (1963-64) свои основные художественные задачи: «Рождение предмета в пространстве – событие, протянутое во времени. Я стараюсь сделать обратный путь по времени, разобраться, как появляется предмет, добраться до первичного импульса, который привел пространство в движение». Этим импульсом для художника является световая энергия, источник которой может быть как предметом изображения на картине, так и находиться вне поля зрения: но именно он является основной причиной появления предмета на картинной плоскости. Световая энергия сосредоточена в середине картины. Может показаться, что от предметов исходит внутренний свет: свет, уловленный художником в разнообразии мягких оттенков светотени с целью оживить таким образом изображенные предметы.

 
Алла Чернецкая