THE TSUKANOV ART COLLECTION

 
 

КВАРТИРНЫЙ БОЙ

ХУДОЖНИК:КАБАКОВ ИЛЬЯ
ГОД:2000
РАЗМЕР:127х130
ТЕХНИКА:Дерево, ткань, бумага, масло, эмаль, холст

ТЕКСТ В  КАРТИНЕ:  

«Квартирный бой»

           У Ивана Николаевича из угловой комнаты произошел «крупный разговор», а, точнее, странная история со старушкой Сухановой, живущей в комнате рядом с кухней.
Но все по порядку.
Дело в том, что вот уже целый месяц, начиная с мая, в нашей коммунальной квартире идет настоящая война с мухами, которые несчетно развелись сначала на кухне, а потом полчищами стали летать в коридоре и во всех комнатах. На общем собрании жильцов в воскресенье утром было решено дать всем им «бой» и был вывешен в коридоре плакат, сочиненный нашим уполномоченным по квартире, Стародубовым: «Мухам – смерть!».
Дети носились по коридору с сачками, жильцы, толкаясь, хлопали по шкафам и по стенам свернутыми в трубку газетами, старушка Анискина с помощниками изготавливали мухобойки, а Сергей Александрович - специальные мухоловки, которые он делал у себя в комнате, чтобы остался в секрете способ их изготовления. Эта «война» объединила всех в нашей квартире, обычно полной атмосферой вражды и ссоры. Теперь дружно все обсуждали, кому и сколько врагов удалось уничтожить – и, действительно, на пятый или шестой день сражения мух в квартире значительно поубавилось, и лишь кое-где под потолком или в тени можно было заметить проносящихся в панике одну или две. Было ясно, что недалеко уже и до полной победы. Окрыленные жильцы стали строить смелые планы новой «битвы за чистоту». На этот раз речь шла о тараканах, которых тоже было немало - стоило лишь зайти на кухню ночью и зажечь свет. Но война с мухами вселяла надежду и на новую победу, если бы…
Но вернемся к началу - к тому, что произошло между Иваном Николаевичем и старушкой Сухановой.

«Это моя муха!»

Дело в том, что когда жильцы окончательно были близки к завершению схватки, то было решено произвести полный осмотр всех помещений квартиры, чтобы проверить, не остались ли где, не спрятались ли где-нибудь проклятые вредители. Поэтому несколько человек, специально выделенная «комиссия», стала обходить комнаты жильцов. Дошла очередь и до маленькой комнатушки рядом с кухней, в которой обитала Анна Львовна Суханова, которую в квартире называли просто «бабка», потому что жила она совсем одна и никто не знал, какого она возраста. Неожиданно для себя, «комиссия» здесь встретила стойкое сопротивление. На стук в дверь «бабка» ответила, что никого к себе не пустит, а «мух у нее нет и никогда не бывало». Но на настойчивые требования и угрозу «взломать дверь» после долгого молчания и какого-то шума в комнате, из-за двери ответили, что дверь откроют совсем ненамного, чтобы только можно было просунуть голову. Иван Николаевич - он как раз и был председателем этой «комиссии», заглянул в приоткрывшуюся щель и увидел заставленную всяким хламом комнатенку, где не только что муху, но и стол нельзя было хорошо разглядеть, настолько мало света проникало сквозь пыльное окошко. Он хотел было тут же окончить «осмотр», как внезапно, к своему негодованию почувствовал, что кто-то, сев ему на лоб, стал передвигаться к его носу. «Муха!» - с ужасом понял Иван Николаевич, но так как руки его продолжали оставаться за дверью, он не мог согнать проклятое насекомое, которое как бы понимая, что ее жертва оказалась в ловушке, преспокойно устроилось на его носу и стала смотреть на него.
«Как же вы говорите, что у вас нет мух, когда она вот передо мной!» - только и мог произнести Иван Николаевич со злобой и отчаянием в голосе.
«А вот и не следует совать свой нос, куда не разрешено!» - ответила на это старушка Суханова – у вас там вон сколько беспризорных мух - вот и бейте их себе на здоровье, а у меня она хоть и одна, зато моя!»
С этими словами «бабка» вытолкнула голову Ивана Николаевича в коридор, при этом захлопнув дверь, чуть не прищемив его нос, который уже начинал распухать и страшно чесался.

«Мешочек с сахаром»

«И что я к ней полез, ведь давно известно, что она совсем сумасшедшая» - подумал про себя Иван Николаевич, оказавшись на свободе – «хотя, с другой стороны как на все это посмотреть… Человек старый, одинокий… Люди в таком положении заводят собаку, кошку, вот в соседней квартире старик петуха завел, гуляет с ним на поводке по двору. Так что, сказать по-правде, муха ничем не хуже этих животных, охраняет хозяйку, да и наверняка выносить за ней не надо, и ест меньше…» И тут внезапно перед глазами Ивана Николаевича возник небольшой мешочек из белой материи, висящий на веревке, прикрепленной к оконной форточке. «К чему бы этот странный мешочек?» - подумал он еще тогда, когда впервые заглянул в комнату. Все вдруг стало для его неожиданно ясно. «Это видимо был обед для ее подруги! И что-то там было сладкое!» - сказал он вслух, и только тут заметил, что все члены комиссии смотрят на него в ожидании результатов его «осмотра». Тут только Иван Николаевич наконец пришел в себя, отвлекся от своих размышлений и смог твердым и авторитетным голосом произнести: «Тут полный порядок. Мух нет».
 
Илья Кабаков