THE TSUKANOV ART COLLECTION

 
 

ВПЕРЕД К ПОБЕДЕ КОММУНИЗМА!

ХУДОЖНИК:КОМАР И МЕЛАМИД
ГОД:1974
РАЗМЕР:50х184
ТЕХНИКА:Ткань, масло

О КАРТИНЕ:

"Лозунг "Вперёд к победе коммунизма!", вместе с другими лозунгами, которые мы сделали и подписали: "Комар и Меламид", всегда остаются для меня очень важной концептуальной частью Соц-арта. Моё восприятие своих собственных работ меняется, поэтому так важно увидеть их в свете тех идей и в ряду тех образов, в контексте которых в 1972-м году возникло это течение.

Как и все советские люди, я был окружен образами и текстами наглядной агитации и пропаганды. Красные прямоугольники с белыми буквами и восклицательными знаками были на каждом углу.

Советские лозунговые призывы играли роль "магических заклинаний" и с детства были частью "идеологического пейзажа", в котором я рос. Опытные московские либералы старались их не замечать. Но, начиная с 1967-го года, после грандиозного празднования 50-летия советской власти, массовое перепроизводство официальной идеологии стало стремительно нарастать и всё больше бросаться в глаза. С этого 50-летия, в советской России началась полоса "юбилейных лет". Красные лозунги начали становиться всё более  и более навязчивой формой вторжения массового агитпропа в индивидуальное сознание. 

Я помню, как в этот юбилейный период, каждый год громогласно и пышно праздновалась какая-нибудь очередная 50-летняя годовщина. Дело в том, что после революции 1917 года, все первые годы советской власти были связаны с принятием того или иного бюрократического решения. Эти нововведения официально считались великими историческими событиями, которые надо было всенародно отмечать и праздновать.
 
В 1968-м году, на следующий год после юбилея октябрьской революции опять грянул 50-летний юбилей. На этот раз, это была 50-летняя годовщина "Красной" армии. Затем последовал не менее торжественное 50-летние создания Советского Союза и т.д.  Бурные аплодисменты нарастали и переходили в овацию.

Эпогеем этих юбилейных "барабанных" лет стало празднование в 1970-м году 100-летия со дня рождения Ленина. Живопись и скульптура соцреализма в музеях вместе с лозунгами соц-концептуализма на улицах стали гипнотизирующим наваждением.

И наконец, в год когда праздновалось 50-летие пионерской организации, мы придумали  Соц-арт. Как и все неофициальные художники, которых называли по-разному: то "подпольными", то "нонконформистами", то "диссидентами", то "неофициальными", мы строго отделяли "святое искусство для души" от "халтуры для денег".

Зимой 1972-го года, знакомая жены Алика предложила нам заказ на оформление подмосковного пионерского лагеря к пионерскому юбилею. Следует сказать, что празднуя юбилейные годы, советские власти не жалели денег, и это стало главной причиной того, что мы согласились попробовать свои силы на ниве официального искусства. Работая в продуваемом сквозным холодным ветром, дощатом помещении пионерского клуба, мы согревались водкой, мечтами о гонораре и бесконечными спорами об искусстве. Занявшись "халтурой", мы почуствовали, как коллективные формы "официального искусства" стали проникать в наше подсознание и соединяться с искусством "неофицальных художников", к узкому кругу которых мы принадлежали.

В один из таких дней, во время разговоров о нашей работе, мы вообразили некоего чудака-художника, занимающегося халтурой не для денег, а для души. Мы представили себе, как он изображает в виде героев агитпропа своих родных и близких. Как он с серьёзным вдохновением пишет стандартные официальные лозунги, понимая их, как часть глубоко личного "крика души" и подписывая их, неизвестно кем сказанные, слова. Затем мы поняли, что это - не просто персонаж вроде Козьмы Пруткова, а метод, которым могут пользоваться многие. Что это не просто трагикомическая пародия на травестию, а новое течение, впервые соединяющее официальное искусство с неофициальным.

Позднее, моё видение этого направления стало ещё многомернее. В Соц-арте, сходное с пародией несоответствие формы и содержания, напомнило мне знаменитый жест предтечи концептуального Поп-арта - Марселя Дюшана. В 1917-м году, когда год русской революции еще стал началом наших юбилеев, и до того как мы подписали советский лозунг, он подписал обычный писуар. Так был создан парадоксальный символ массовой культуры, помещённой в элитарный контекст выставочного пространства. Позднее я начал понимать не только наше сходство. В отличии от дадаизма, Соц-арт был средством самоочищения и художника и зрителя от идеологических идолов нашего сознания. Авторская ирония над самим собой, стала новым инструментом "идолоклазма".

В этом 2012-м году, - юбилей Соц-арта. 40 лет назад, подписав безымянные советские лозунги своими именами: "Комар и Меламид", мы совершили акт, их "остраннения". Увидели тоталитарные агитпроповсие клише в контексте модернизма. Вернули их в первые годы революции, когда русский авангард ненадолго стал частью официального искусства. И став им, авангард создал не только музейное, элитарное, но и массовое, уличное искусство, - лозунги "государственного соц-концептуализма".

Многое в моём ретроспективном восприятии Соц-арта не изменилось. Я всегда видел Соц-арт, как уникальную форму концептуальной эклектики. Как соединение не только Поп-арта и концептуализма, но и официального и неофициального искусств,  как раннее пост-модернистское соединение советского китча с русским авангардом.

Известный американский писатель Герберт Голд, в 1973 году посетил Москву и был настолько впечатлён работами Соц-арта и его лозунгами, что описал их в своих статьях, опубликованных в Плейбое и в Лос-Анджелес Таймс. Среди других работ он описал и лозунг: "Вперёд к победе коммунизма!".

Годом позже, 15-го сентября 1974-го года, несколько версий этих лозунгов, вместе с работами других моих друзей-художников, были уничтожены (или пропали?) на знаменитой "Бульдозерной выставке". После этого, некоторые из них были реконструированы".

Виталий Комар,
Нью Йорк, 2012